вы находитесь здесь: главная страница -> что такое церковный колокол -> колокольный декор ->
-> сходные мотивы орнамента в декоре колоколов и... -> страница 2

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 


"Цветочный" орнамент на колоколе Никифора Баранова

     Что же касается «травного» орнамента может дать декор 200-пудового колокола, отлитого мастером в 1650 году для Новодевичьего монастыря [8]. При кажущейся скромности оформления, здесь мы видим редкое богатство орнаментальных мотивов. Верхний пояс орнамента состоит из трилистников-кринов, которые среди известных нам колокольных мастеров использовали помимо Никифора Баранова только Андрей Чохов и Кирилл Самойлов. Среди же «пушечных» орнаментов пример этому мы видим на пищали 1648 года учеников Матфея и Петра, речь о которой пойдет ниже. Второй пояс орнамента «травный» или, вернее «цветочный» орнамент, подробно о котором говорилось в соответствующем материале. По своему рисунку и манере выполнения он стоит в том же ряду, что и те орнаменты на основе вьющегося стебля, о которых уже упоминалось выше.

Два орнаментальных фриза на колоколе Никифора Баранова

     На валу колокола помещены еще два узких орнаментальных пояса. Нижний пока невозможно проанализировать, т.к. он не имеет известных нам аналогов. Второй же пояс состоит из листьев аканфа. Похожие по рисунку листочки украшают один из зазвонных колоколов на звоннице Успенского Ростова Великого (1680-е годы), колокол начала XVIII века из собрания Церковного колокольного музея Общества церковных звонарей. Довольно неожиданно тот же мотив появляется и в XIX столетии на колоколах из той же коллекции, отлитых на заводе братьев Бакулевых (город Слободской Вятской губернии). Тот же мотив, но несколько упрощенного рисунка мы видим на картушах надписей у пищалей Григория Наумова (1628 год) и «пушечных дел учеников» Матфея и Петра (1648 год). Возможно, здесь имеется ввиду ученик пушечного дела Матвей Григорьев, но точно этого утверждать пока нельзя. Рассмотрим подробнее орнаменты второй из них.

Пищаль. Мастера - ученики Матфей и Петр. 1648 год
Собрание Артиллерийского исторического музея Санкт-Петербурга

     Также как и пищаль Григория Наумова, пищаль Матфея и Петра хранится в собрании Артиллерийского исторического музея Санкт-Петербурга. Надпись на ней содержит следующий текст: «Божиею милостию повелением Великаго Государя Царя и Великаго князя Алексея Михайловича Всеа Руси Самодержца слили сию пищаль в лето ЗРНS (7156, т.е. 1648 год), а лили ученики Тимофей да Петр». Конец дульной части пищали украшен орнаментом из кринов.

Орнамент из кринов на пищали 1648 года (вверху)
и колоколе "Реут" 1621 года (внизу)

     Ниже расположен интересный «травный» рисунок в виде симметричных кустов с длинными листьями (он повторен еще раз под дельфинами). Истоки этого орнамента уходят в глубокую древность. Уже псковские литейщики в конце XVI века использовали похожие изображения. Исследователи назвали его «древом жизни» и связывают с народным искусством. Впоследствии этот орнамент не раз усложняли и видоизменяли. Он был очень любим мастерами изразечного дела, а среди известных литейщиков, им часто украшал колокола Федор Моторин. Орнамент схожий по мотиву, но более сложного рисунка входит в декор колокола 1685 года. Колокол был вложен в Никольский монастырь в Москве. Хранится в собрании музея-заповедника «Коломенское». Тот же мотив Федор Моторин использовал для украшения колокола «Новый Успенский» (1679 год) на втором ярусе колокольни Иван Великий московского Кремля.

Пищаль 1648 года. Декор дульной части (внизу)
Наверху фрагменты декора "Марьинского колокола" 1668 года (слева) и колокола 1685 года (справа)

     Сам ствол и казенная часть пищали 1648 года покрывает гравировка очень сложного рисунка. Здесь на уже знакомом нам по пищали Григория Наумова «бархатном» фоне можно увидеть изображения причудливых трав и цветов, льва и единорога, тоже «древо жизни» очень сходное с «народной» манерой изображения, но особенно интересно изображенная в той же манере голова льва, больше похожего на какое-то неведомое чудовище. История изображения львиных морд или «маскаронов» колоколах – это тема отдельного исследования, но нельзя не отметить сходство между «львиными» изображениями на пищали 1648 года и на трех колоколах разных мастеров и разных лет отливки. Первый колокол «Баран» – 1654 года отливки работы Емельяна Данилова на звоннице Успенского собора Ростова Великого, второй - 1668 года - под названием «Марьинский» находится на втором ярусе колокольни Иван Великий московского Кремля (предполагают, что его отливал Федор Моторин). Третий колокол 1692 года был отлит неизвестным мастером для звонницы Спасо-Евфимиева монастыря. Во всех случаях: на пищали и на колоколах, несомненно влияние народного даже лубочного творчества на мастеров-литейщиков.

Далее >>


1 стр.    2 стр.   3 стр.   Примечания   

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru