вы находитесь здесь: главная страница -> колокольный звон и звонари -> наследие звонарей ->
-> николай гермогенович байков -> страница 7

Добро пожаловать на сайт Zvon.Ru
Наш сайт - победитель в конкурсе православного интернета МРЕЖА в 2006 году


Система Orphus

 
 
 



Воспоминания Ольги Богдановой, ученицы Школы колокольного мастерства

     Из тех, кто сегодня рассказывает «Татьянину дню» о Николае Гермогеновиче, я знала его меньше всех – всего несколько месяцев, с этой весны до этой же осени.

     Великим постом в звонарской комнатке в Храме Христа Спасителя мы записывали со старшим звонарем, Игорем Васильевичем Коноваловым, интервью о Московском Пасхальном фестивале, а несколько звонарей сидели там за столом, пили чай и о чем-то разговаривали. Чувствовалось, что идет какая-то очень интересная дружеская беседа, иногда очень эмоциональная, так что, видя, что мы делаем запись, главного рассказчика (а это и был Николай Гермогенович) иногда останавливали: «Дед! Потише!».

     В тот же день мы с ним познакомились и даже поговорили о том, что можно записать его воспоминания о Даниловом монастыре… Но встреча наша в тот день не состоялась, а потом и записывать интервью было поздно, потому что день князя Даниила уже прошел. Но тогда мне и не очень хотелось делать это интервью: как-то боязно было подходить к этому человеку, уж очень он был… как бы сказать… не из нашего современного мира, а как будто откуда-то оттуда, из России до 1917-го года. Он очень много знал, казалось, что слишком хорошо видит человека, и я боялась, что не справлюсь с интервью, и Николай Гермогенович поймет, что со мной просто не о чем говорить… Хотя мне и говорили, что надо только начать разговор, а там уже «главное будет вовремя деда остановить».

     Потом мы увиделись в Кремле. В день Кирилла и Мефодия меня поставили на северное крыльцо Успенского собора показывать звонарям на Иване Великом, когда надо начать и закончить звон. В какой-то момент я сбилась, и после того, как крестный ход ушел из Кремля, Николай Гермогенович спустился с колокольни и очень смеялся тому, как я пыталась дирижировать. Но смеялся не обидно, а как-то очень по-доброму. Так, что хотелось у него научиться, как правильно звонить, а еще вернее – как правильно относиться к колоколам и воспринимать колокола.

     Вообще стоя рядом с ним, разговаривая, рассказывая что-то свое или слушая его рассказы, очень хотелось перенять у него его отношение ко всему происходящему. Было ощущение, что он как-то очень выравнивает мое собственное восприятие окружающего, и, ничего не говоря, как-то верно расставляет акценты, очень по-человечески, так, как они и должны стоять.

     Мне очень нравилось стоять рядом с ним на богослужении. Он молился – и у него хотелось научиться молитве. Не спрашивая даже, а просто пытаясь молиться рядом. В определенный момент литургии он доставал черный потрепанный помянник. Это тоже было что-то из мира России до революции, я читала, что раньше было принято вот так вот поминать своих близких за литургией. Бывало, что мы в один день исповедовались. Но, увы, ни разу не получилось, чтобы причастились от одной Чаши.

     Мне говорили, что он удивительно звонит в большие колокола. Один звон помню очень хорошо. Как раз в этом году на Успение Божией Матери он звонил 12 ударов (во время Евхаристического канона) в Большой Успенский колокол на Иване Великом. Конечно, звук колокола потрясающий – объемный, глубокий, раскатистый, бархатный… Мы стояли в притворе Успенского собора специально, чтобы слышать и литургию, и звон, и Костя Мишуровский обратил внимание на то, что удары колокола падали между возгласами возглавлявшего литургию патриарха Кирилла. Так что голос и колокол дополняли друг друга. А еще было совершенно удивительно, когда патриарх, слыша удары самого большого кремлевского колокола, произнося возгласы, понизил голос, так что с какой-то фразы его высота полностью совпала с высотой голоса колокола. Это очень сложно выразить словами, но, казалось, что на той литургии было так, как просто никогда не бывает на этом свете.

  Один раз мы поднялись вместе с Николаем Гермогеновичем на Евхаристический канон на первый ярус Ивана Великого. В колокол он, кончено, звонил сам, но тут удалось немного расспросить его о том, как же у него получается, не слыша, что происходит в соборе, попадать ударами колокола до или после возгласов священника. От других звонарей я слышала, что он читает какую-то особенную молитву. Молитвы были знакомые, например, «Отче наш». Но главное было, действительно, в том, чтобы звонить с молитвой.

  Я говорила ему, что боюсь, что у меня не получится звонить… «Вы человек верующий, православный. Получится непременно!».

  Так получилось, что именно он в первый раз предложил поучаствовать в звоне на Иване Великом, в самую последнюю из череды июльских служб, в день памяти преподобной Евфросинии Московской. А потом, в праздник Рождества Богородицы, он же первым показал, как звонить трезвон на колокольне Храма Христа Спасителя и, кончено же, держа мою руку, дал попробовать немного позвонить самой.

     Когда в Храме Христа Спасителя в этом году на следующий день после Успения совершали Чин погребения Плащаницы, вокруг храма шел крестный ход, а мы стояли наверху и звонили траурный звон, когда поочередно бьют во все колокола, начиная с самого тяжелого. «Мой» удар шел предпоследним, а завершающим был колокол, у которого стоял Николай Гермогенович. Сверху нам был хорошо виден крестный ход: несколько священнослужителей в нежно-голубых искрящихся облачениях и за ними – десятка три-четыре пришедших на службу. Я могу ошибиться в количестве, но людей было немного. Сверху их было видно очень хорошо, и глядя на этот трогательный крестный ход, Николай Гермогенович процитировал фразу из Евангелия от Луки: "Не бойся, малое стадо! ибо Отец ваш благоволил дать вам Царство!".

Воспоминания о Николае Гермогеновиче Байкове:
Игорь Васильевич Коновалов
Константин Мишуровский
Олег Куликов
Петр Дмитриев
Ольга Богданова


Опубликовано в интернет-издании taday.ru

 

Календарь на другие даты

Яндекс.Погода

Трудно ли научиться звонить в колокола?

не трудно: колокольный звон - это очень просто
на начальном уровне не трудно, а повысить уровень можно только самостоятельно за долгие годы
не трудно, только если есть хороший звонарь-наставник
чего проще - ноты в руки, и вперед
все постижимо, если стараться учиться
трудно, даже если очень стараться
сия премудрость доступна лишь одаренным
другой вариант ответа

результаты предыдущих опросов

1.gif

© ОБЩЕСТВО ЦЕРКОВНЫХ ЗВОНАРЕЙ. 2004-2013

При воспроизведении материалов с сайта Zvon.Ru ссылка обязательна!
Сайт содержит материалы, которые выражают точку зрения разработчиков сайта.
Материалы и отзывы, присланные на наш сайт, не рецензируются.

программирование сайта :: aggressor.ru